Фоноскопическая

экспертиза

При диагностическом техническом исследовании магнитных фонограмм устанавливается следующее:

природа источника звука;

характеристика помещения или обстоятельства, где производилась звукозапись;

способ и обстоятельства изготовления фонограммы;

непрерывность фиксации звукового сигнала или наличие фактов ее нарушения, а также признаков монтажа или каких-либо изменений, привнесенных в фонограмму, как в процессе записи, так и после ее окончания.

Фоноскопическая экспертиза (экспертиза магнитных фонограмм) проводится в целях экспертной проверки подлинности и достоверности, приобщаемых к материалам уголовного и гражданского дела магнитных звукозаписей. Существует два основных направления фоноскопической экспертизы: техническое исследование фонограммы и исследование речевой информации, зафиксированной на ней. При назначении экспертизы и формулировании вопросов эксперту необходимо точно обозначить и конкретизировать объект исследования. Рекомендуются следующие обозначения объектов экспертного исследования.
Какими материалами располагает эксперт?
  • оригиналы фонограмм, подлежащих исследованию;
  • тексты всех фонограмм;
  • установочные данные на подозреваемого (сведения о месте и дате рождения, национальности, родном языке, образовании, специальности, профессии, месте наиболее длительного проживания, знании иностранных языков);
  • информация о технических условиях звукозаписи (дата, время, тракт передачи, тип магнитофона и микрофона, характеристика помещения).

Эксперту для решения вопроса о наличии признаков монтажа могут понадобиться:

  • представить аппаратуру, на которой производилась звукозапись оригинала фонограммы (магнитофона, микрофона, телефонного аппарата при записи телефонных переговоров);
  • подробное описание обстоятельств и ситуации, в которой производилась звукозапись;
  • детально охарактеризовать носитель записи с указанием его отличительных признаков, позволяющих исключить подмену носителя звукозаписи при передаче от лица, ее осуществившего, органам предварительного следствия, экспертам и в суд.

В случае представления копии файла с цифровой фонограммой эксперту необходимо представить данные о контрольной сумме файла-оригинала, а также сведения о технических параметрах записывающего устройства.

1125 руб

за час

  • Качество
  • Профессионализм
  • Скорость

Особенностью использования фонограмм как доказательств

в сфере гражданского судопроизводства является то обстоятельство, что лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись (ст. 77 ГПК РФ). Аудиозаписи могут выступать в качестве доказательств, представляемых и собираемых сторонами или судом (ст. 57 ГПК РФ; ст. 66 АПК РФ), либо быть результатами звукозаписи хода и содержания судебного заседания, следственного или иного процессуального действия.

Важно отметить, что принцип гласности судебного разбирательства реализован законодателем в прямом указании на возможность производства звукозаписи участниками и лицами, присутствующими в судебном заседании (ч. 7 ст. 10 ГПК РФ; ч. 7 ст. 11 АПК РФ). Таким образом, как участники открытого судебного заседания, так и граждане, присутствующие в зале, в судах общей юрисдикции и в арбитражном суде, могут, не испрашивая разрешения у председательствующего и специально не уведомляя об этом, производить звукозапись хода и содержания судебного заседания.

Заметим, что согласно ст. ст. 182, 185 ГПК РФ в целях охраны тайны сведений личного характера, содержащихся в аудио – и видеозаписях, для их воспроизведения в судебном заседании необходимо согласие лиц, между которыми эти переговоры велись. Без согласия этих лиц их переговоры воспроизводятся и исследуются в закрытом судебном заседании. В ч. 2 ст. 185 ГПК РФ указано, что в целях выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений судом может быть привлечен специалист. В необходимых случаях суд может назначить экспертизу. Немалая проблема для современной судебной практики во всех видах судопроизводства заключается в установлении фактов, имеющих доказательственное значение, по документам, исходно представленным в цифровом виде. 

Это относится в том числе к аудиозаписям, выполненным с помощью цифровых устройств, магнитофонов, цифровых регистраторов и других специальных технических средств. Методические требования, предъявляемые к вовлекаемым в доказывание фонограммам, – это производство записи устройством, которое не позволяет манипулировать данными, которые должны сохраняться в неизменном и полном виде, обеспечивая возможность их проверки и оценки подлинности и достоверности на всех этапах судопроизводства.

Это тем более важно в ситуации, когда распространение получили аппаратно-программные комплексы, позволяющие вводить аналоговые фонограммы в ПЭВМ, оцифровывать их, а затем редактировать, микшировать, синтезировать голосовые и речевые сигналы, производить монтаж и разнообразные манипуляции с речевой и текстовой информацией, осуществлять перезапись фонограмм с измененным содержанием вновь как на аналоговый, так и на материальный носитель. Следовательно, принципиально расширились возможности подделки фонограмм, являющихся вещественными доказательствами и (или) документами без оставления видимых (слышимых) следов проведенных манипуляций. Это дает повод для сомнений в подлинности и достоверности фонограмм как доказательств, требует соблюдения специальных процедур по документированию и оформлению звукозаписи и удостоверению ее результатов (фонограмм).

В этой связи обратим внимание на ряд особенностей фонограмм, получаемых из различных источников. Первое – обеспечение проверяемости в условиях судопроизводства подлинности и достоверности фонограмм, получаемых при проведении оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ). Порядок представления аудио- и видеозаписей, полученных в ходе ОРМ, следователю регулируется межведомственной Инструкцией . Информация о времени, месте и обстоятельствах получения материалов (включая аудио- и видеоматериалы), полученных при проведении ОРМ, должна быть отражена в рапорте об обнаружении признаков преступления и (или) сообщении. 

Описание индивидуальных признаков указанных объектов может быть изложено в отдельном приложении к сообщению. Допускается представление материалов, полученных при проведении ОРМ, в копиях (выписках), о чем обязательно указывается в сообщении. В этом случае оригиналы материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, если они не были в дальнейшем истребованы дознавателем, органом дознания, следователем, прокурором или судом (судьей), хранятся в органе, осуществившем ОРМ, до завершения судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу либо до прекращения уголовного дела (уголовного преследования), также должно быть приведено описание индивидуальных признаков указанных предметов и документов.

Особенностью данной группы аудиоматериалов является применение специальной техники, разработанной и предназначенной для негласного съема информации. В большинстве случаев сведения о технических характеристиках применяемой аппаратуры эксперту не сообщаются по мотивам их относимости к государственной тайне. Однако аппаратура фиксации звуковой информации вносит в начало структуры полученных файлов информационные поля, которые могут быть выявлены в ходе проведения исследования бинарной структуры файлов. Для проверки того, каким образом сформированы информационные поля в файлах, служащих источником криминалистически значимой информации, а также проверки их неизменности, необходимо получение сведений об аппаратуре, на которой производилась фиксация аудиоданных, сведения о программных комплексах, используемых на данной аппаратуре, а также производство контрольных записей, выполненных на аппаратуре фиксации.

Для снятия сомнений в аутентичности содержимого записываемых файлов тактико-конструктивные характеристики цифровых регистраторов, используемых для фиксации разговоров при проведении наблюдения, оперативного эксперимента и иных ОРМ, не должны позволять оператору производить прерывание процесса записи (должна отсутствовать конструктивная возможность). Программные средства, применяемые для взаимодействия пользователя с аппаратурой, также не должны вносить изменения, в том числе монтаж, в полученные файлы. Соблюдение указанных требований к аппаратуре фиксации и выполнение мероприятий по документированию результатов ОРМ существенно снижают потенциальный риск искусственного манипулирования полученными данными, позволяют проверить подлинность и достоверность записанной на представленных носителях аудиоинформации.

В случае сомнений в доброкачественности фонограмм, полученных в результате ОРМ, суд (следователь) имеет возможность установить верность приобщенных к материалам уголовного дела копий оригиналам, которые должны обязательно храниться в соответствующем органе, проводившем оперативно-розыскное мероприятие до вступления приговора в законную силу.

Отдельную группу составляют фонограммы, которые производятся следователем или привлеченным им специалистом для фиксации хода и содержания процессуального действия. Здесь гарантией подлинности и достоверности фонограммы, прилагаемой к протоколу следственного или иного процессуального действия, является соблюдение общего порядка его производства и процессуального оформления.

Однако этого нельзя сказать про ситуации, где в качестве источника доказательственной информации фигурируют фонограммы, произведенные самими гражданами на диктофоны, мобильные телефоны и т.п., в целях записи поступающих в их адрес угроз, вымогательства и иных противоправных действий. Должностные лица, принимая вместе с заявлением о преступлении такие материалы, как правило, не обращаются к специалистам, чтобы проверить подлинность и достоверность этих фонограмм. Они ограничиваются лишь прослушиванием фонограммы и составлением расшифровки содержания разговора для уяснения наличия или отсутствия в них криминалистически значимой информации.

При этом, как показывает практика, в большинстве случаев к заявлениям прикладываются не оригиналы, а изготовленные также самими гражданами копии на различных носителях – компакт-дисках, кассетах, флэш-памяти и т.д. В ходе регистрации заявления о преступлении факт предоставления аудиоматериалов в копиях, как правило, не фиксируется. Примененные для записи технические средства (диктофоны, мобильные телефоны, видеокамеры) и оригиналы аудио- и видеоматериалов в обязательном порядке у заявителя не изымаются. В объяснениях, которые отбираются по факту сообщения о преступлении, подробные сведения о времени, месте, обстоятельствах, лицах, производивших звукозапись с отражением технических условий и обстоятельств, не отражаются.

Впоследствии вместе с результатами ОРМ в суд (следователю) предоставляется фонограмма, про которую достоверно неизвестно, является ли она оригиналом или копией, каковы время, место, условия, обстоятельства ее записи, примененные технические средства. Далеко не всегда и следователь проверяет источник производства записи такой фонограммы, что порождает проблемы в проверке ее аутентичности. Конечно, все упрощается, если лицо, по своей инициативе производившее запись, сохранит в неизменном виде оригинал и записывающее устройство. Однако устранить сомнения в достоверности записанной информации может быть практически невозможно, когда оригиналы и средства звукозаписи безвозвратно утрачены. Ведь в отличие от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, гражданин, производивший запись, не обязан хранить оригиналы до вступления приговора в законную силу.

Следователь, получая прилагаемые к сообщению или рапорту о преступлении носители аудиоинформации, осуществляет их осмотр, прослушивание, решает вопрос о приобщении к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств, проводит необходимые процессуальные действия по их проверке на предмет относимости, допустимости и достоверности. В этих целях нередко назначается и проводится судебная фоноскопическая экспертиза, перед которой ставится задача поиска признаков копирования, монтажа, стирания, выборочной фиксации и иных признаков изменений, привнесенных в записываемую информацию о документируемом звуковом событии.

Однако возможности фоноскопической экспертизы для установления достоверности копий фонограмм, происхождение которых процессуально не установлено, а процедура копирования не документирована, – ограниченны. Задача же установления верности копий оригиналам при отсутствии последних становится практически неразрешимой, так как отсутствие на фонограмме-копии признаков монтажа не значит, что указанные признаки отсутствуют на фонограмме-оригинале.

Все зависит от того, с какой фонограммы – аутентичной или подвергшейся изменениям – была сделана копия и каким способом осуществлялось копирование. Если оригинальная фонограмма записывается с использованием, например, цифрового регистратора, а затем подвергается монтажу или голос модифицируется с помощью специальных устройств, после чего видоизмененная фонограмма копируется на аналоговый носитель, то получится аналоговая копия цифровой фонограммы, где признаки монтажа или привнесенных изменений голоса могут вообще отсутствовать. В этом случае в итоге получается измененная цифровым способом аналоговая фонограмма со следами цифровой обработки речевых сигналов.

Общеизвестно, что при копировании цифровых фонограмм на аналоговые носители степень проявления признаков монтажа и иных изменений значительно снижается, что усложняет процесс их выявления в ходе экспертизы и при отсутствии возможности сравнения с оригиналами исключает установление аутентичности фонограмм. При простом прослушивании такой фонограммы, представленной под видом оригинала, распознать подделку вряд ли возможно, так как для этого требуются специальные технические средства и специальные знания, которыми обладает профессионально подготовленный эксперт.

Однако чаще всего аудиоматериалы предоставляются в цифровом виде на съемном носителе (например, компакт-диске). В этом случае следует учитывать, что цифровые аудиозаписи являются информацией, представленной в бинарном коде в виде файлов, при их поиске, обнаружении, фиксации, изъятии, исследовании и хранении необходимо руководствоваться принципами, закрепленными Международной организацией по цифровым доказательствам (IOCE) . Эти принципы обязательны для соблюдения при проведении любых судебных экспертиз, сопряженных с исследованием информации, представленной в двоичном виде, и носителей такой информации. Особое внимание в данном случае следует уделить описанию и документированию свойств файлов цифровых аудиозаписей, поскольку манипуляции по изменению их содержимого приводят к изменению отдельных свойств или атрибутов файла.

Несоблюдение этих простых требований приводит к тому, что сомнению подвергается фонограмма независимо от источника происхождения только по причине цифровой формы предоставления информации. Для верификации неизменности файлов надлежит фиксировать контрольные суммы исходных файлов с оригиналами фонограмм, что снимает любые сомнения в возможности последующего изменения при копировании аудиофайлов с одного носителя на другой.

Если установлено, что к материалам уголовного дела приобщены цифровые фонограммы, которые заведомо не являются оригиналами, то в целях установления аутентичности записанной на копиях информации и криминалистической диагностики их возможной фальсификации требуется назначение и проведение фоноскопической экспертизы, на разрешение которой могут быть поставлены вопросы: имеются ли признаки монтажа или иных изменений, привнесенных в содержание фонограммы в процессе записи или после нее? Соответствуют ли свойства аудиоданных в звуковом файле тактико-техническим характеристикам звукозаписывающей аппаратуры? Позволяет ли использованная для записи аудиофайла аппаратура прерывать процесс записи по воле оператора, позволяет ли программное средство, применяемое для взаимодействия пользователя с аппаратурой звукозаписи, вносить изменения в записываемые файлы, в том числе производить их монтаж?

Фоноскопическая экспертиза проводится в целях установления личности говорящего по признакам голоса и речи, записанной на фонограмме, выявления признаков стирания, копирования, диагностики аутентичности, выявления монтажа и иных изменений, привнесенных в фонограмму в процессе или после окончания звукозаписи, определения условий, обстоятельств, средств и материалов звукозаписи, а также иных фактов, имеющих значение судебных доказательств.

Объекты фоноскопической экспертизы

Это фонограммы, приобщенные к материалам дела в качестве вещественных доказательств или иных документов.

При назначении фоноскопической экспертизы необходимо иметь в виду, что в процессе ее производства может возникнуть необходимость в дополнительной информации об обстоятельствах, условиях, способе и технических средствах получения фонограмм, приобщенных к уголовному делу, а также представления на экспертизу самого звукозаписывающего устройства (магнитофона). Сведения о месте, способе, технических средствах и иных обстоятельствах производства записи приобщенных к делу фонограмм имеют существенное значение для правильной квалификации дефектов фонограммы и нарушений непрерывности ее записи и принятия решения об отнесении или неотнесении их к признакам монтажа, предупреждения возможных экспертных ошибок.

 Вопросы, решаемые фоноскопической экспертизой:

  • Исследование устной речи:
    1. Установить смысловое содержание разговора, записанного на спорной фонограмме.
    2. Установить, является ли устная речь, записанная на фонограмме, спонтанной, воспроизведением выученного наизусть или чтением письменного текста.
  • Техническое исследование фонограмм:
    1. Имеются ли представленной фонограмме признаки нарушения непрерывности записи, монтажа или каких-либо изменений, привнесенных в процессе записи или после ее окончания?
    2. Является ли представленная фонограмма оригиналом или копией?
    3. Не производилось ли в процессе записи представленной фонограммы остановок магнитофона?